spy on any cell phone for free whatsapp spy here cell phone spy hardware and software track top spyware for iphone 5sc windows phone 8 spy camera phone spy application android spy call mobile spy top 3 app link iphone spy stick sms tracking spy mobile for symbian nokia mobile spy android 5.0 lite message spy cam spy ios 51 spy software cell phone spy on verizon cell phone recover it cell phonepc monitoring software manual parental spyware for iphone 5s here press iphone iphone spyware ios 7 spy wear for phones link what is spyware and malware

АКАДЕМИЧЕСКИЙ БОЛЬШОЙ ХОР
Российского государственного гуманитарного университета
под управлением Бориса Тараканова



Статистика посещений
ГЛАВНАЯ arrow История хора
 
История хора Печать

ОТ ХОРА НАРОДНОГО УНИВЕРСИТЕТА
имени А. Шанявского
ДО АКАДЕМИЧЕСКОГО БОЛЬШОГО ХОРА РГГУ
  (навстречу столетию коллектива)
  

Первый в России «вольный университет», как неофициально называли Народный университет имени русского мецената польского происхождения А.Л. Шанявского, был основан в 1908 году и сразу выступил как оппонент официальной системы образования. Его лозунгом было: «Университет для студентов, а не студенты для университета!» И это был действительно «университет для студентов»! Его академическая жизнь существенно отличалась от традиционного устройства высших школ Российской Империи, а главным критерием отбора было только желание учиться. Здесь сформировался тип «студента-шанявца», чуждого иждивенчества и школярства, с сильной мотивацией к науке, искусствам, великолепно развитым стремлением приложить свои знания на практике.

Московские студенты наряду с обучением в своих вузах стремились посещать университет Шанявского. Ведь там читали лекции такие светила, как физик Петр Лебедев, историк Вячеслав Волгин, археолог Юрий Готье, криминалист Михаил Гернет, психолог и философ Павел Блонский, биолог Николай Кольцов, химик Александр Реформаторский, геохимик и минералог Александр Ферсман, и другие светила науки. На организуемые «у Шанявского» диспуты и семинары стремились попасть все профессора Москвы.

О Народном университете имени Шанявского написано множество научных и популярных трудов – интерес к этому беспрецедентному учебному заведению всегда заслужен и совершенно оправдан. Однако, к большому сожалению, за прошедшие десятилетия не предпринималось ни одной попытки изучения такой немаловажной составной части истории единственного в своем роде Народного университета, как музыкально-певческая, хотя она тесно переплетена с важнейшими аспектами истории российской музыкальной культуры первой четверти ХХ века.

Уникальной архитектуры здание Московского городского народного университета, построенное в 1912 году, входило в ансамбль культурного центра Миусской площади. По неписанным правилам того времени любое учебное заведение Российской Империи, независимо от формы собственности, обязано было иметь два «духовнообразующих элемента» – домовой храм и певческий коллектив. Фактически это было необъявленной частью социально-образовательного стандарта начала ХХ столетия, вплоть до Революции 1917 года. Университет Шанявского не был исключением – наряду с официально декларируемым базовым образовательным процессом здесь проводилось факультативное обучение пению и нотной грамоте всех желающих. Это ни у кого не вызывало ни вопросов, ни удивления – в тот период времени пела вся страна, пела Москва, пела Миусская площадь – оплот сразу нескольких учебных заведений с собственными хоровыми коллективами. Потребность петь была такой же естественной, как потребность дышать. Поэтому появление в Народном университете хора, а в списке изучаемых предметов – факультативных музыкальных дисциплин было воспринято как нечто должное и само собой разумеющееся. Руководил музыкальным направлением Университета выпускник Московской консерватории, музыкант-теоретик и дирижёр Юлий (Юлиан) Брандт – близкий друг семьи Шанявских.

Уже в первый год существования певческого коллектива в него пришло много желающих. Об этом свидетельствуют архивные документы, труды известных ученых по истории Университета Шанявского, воспоминания бывших воспитанников. Костяк хора изначально составили студенты и преподаватели историко-философского отделения, однако вскоре состав начал существенно расширяться за счет представителей других факультетов, а также сторонних участников, не имеющих отношение к Университету, а просто желающих петь – их с радостью принимали в ряды хора, дружески называя «наши с Миусской площади», подчеркивая тем самым истинную народность как своего учебного заведения, так и его хорового коллектива.

В хор с удовольствием приходили попеть профессора университета. В их числе – К.А. Тимирязев, Н.К. Кольцов, А.Е. Ферсман, Н.Е. Жуковский, Н.Д. Зелинский, П.П. Лазарев, П.Н. Лебедев и многие другие.

В те годы любительское хоровое пение во всех учебных заведениях России традиционно было неразрывно связано с торжественными актами, которые посвящались окончанию учебного года (июнь–июль), а также различным юбилейным датам – коронования императорских особ, тезоименитства и т.п. Хор Университета Шанявского пел и во время церковных служб – в университетском Домовом храме (подробные данные о нем обнаружить не удалось – они были старательно вымараны из архивов в советский период, в бытность в здании Университета Высшей партийной школы) и возведенном неподалёку грандиозном соборе Св. Александра Невского (уничтожен в середине ХХ столетия).

Значительную роль в становлении и развитии хора Народного университета сыграл композитор и дирижер Всеволод Ануфриевич Дуневич, добровольный помощник Юлия Брандта. Репертуар коллектива был традиционен для своего времени – лучшие авторские образцы русской духовной музыки, обиходный церковно-певческий репертуар (песнопения Всенощного бдения, Божественной литургии и специальных богослужений), мировая хоровая классика, народные песни в различных обработках. Хор Университета неоднократно приглашался для участия в постановках частной оперы Саввы Мамонтова (ныне – Московский театр Оперетты), что позволяло пополнять репертуар хоровыми сценами из лучших опер.

Как известно, в хоре Университета Шанявского пел и Сергей Есенин (ведь в казенный университет без гимназического аттестата его ни за что бы ни взяли) вместе с поэтами Семеновским, Наседкиным, Колоколовым и Филипченко. Будущий знаменитый поэт трудился в партии вторых теноров – по воспоминаниям Филипченко, голос у него был небольшой, но с приятным тембром и тонким «рязанским» вибрато. В хоре Есенин пробыл всего полтора года (1913-14 гг.), после чего оставил Университет и снова уехал в деревню.

Число участников университетского хора неуклонно возрастало: в 1912/1913 академическом году оно составило 76 человек, в 1913/14 – 87, а в 1916/17 – уже 112! Для удобства студентов, большинство из которых еще и работали, музыкальные занятия проводились в вечернее время три раза в неделю в самой большой аудитории Университета, получившей неофициальное название «Филармоническая» – кроме лекций и репетиций здесь регулярно проводились концерты лучших московских исполнителей. Сохранившаяся до наших дней аудитория амфитеатровой постройки изначально была сконструирована с применением невероятного акустического эффекта «Звук вокруг», позволяющего создавать у слушателей ощущение кругового обволакивающего звучания – как в речи, так и в музыке. Кроме формирования уникального эффекта, акустика помещения проектировалась таким образом, чтобы звук от падающей на сцене монеты был отчетливо слышен на самых верхних балюстрадах аудитории – подобной особенностью отличались лучшие греческие и римские зрелищные сооружения. Для проведения массовых лекций и собраний такие акустические свойства неоценимы, равно как и для музыкальных мероприятий. Многие большие артисты почитали за честь выступить в уникальном университетском амфитеатре, объединившем в себе классическую античную архитектурную концепцию с передовыми по тем временам технологиями. Известно о выступлениях в стенах Народного университета Шаляпина, Лемешева, Неждановой, Вертинского...

Сорокалетний, полный сил Федор Иванович Шаляпин с удовольствием исполнял вместе с университетским хором знаменитую «Дубинушку», «Вдоль по Питерской», «Эй ухнем!» и «Великое Славословие» Струмского. Памятуя свой вокальный дебют именно в хоре (в оперном театре г. Уфы), Шаляпин питал к хорам особо нежное отношение, а о любительских коллективах, которых тогда было не мало, отзывался как о подвижниках на ниве музыки и привечал особо. В дневниках знаменитого театрального художника Константина Коровина, большого друга Шаляпина, есть такое упоминание: «...вчера Федор Иванович вновь собрал у себя певчих из университета с Миуссов на блины с брусничным вареньем. Опять выпили и много пели до утра». В этом отрывке воспоминаний маленькие, казалось бы, незначительные речевые вставки «вновь» и «опять» на самом деле несут большую информационную нагрузку – они позволяют сделать вывод о том, что подобные неформальные встречи участников хора Народного университета с великим русским артистом в его большом гостеприимном доме на Новинском бульваре носили отнюдь не разовый характер и являются яркой иллюстрацией если не крепкой дружбы, то прочной взаимной симпатии.

В эти годы у хора установились творческие связи с певцами Большого театра, многочисленными московскими хорами, симфоническими оркестрами. Выступления хора Народного университета становились популярными и пользовались неизменным успехом. Вместе с лучшими профессиональными коллективами хор Университета Шанявского принимал участие во многих государственных концертных мероприятиях.

Просветительская деятельность хора и его периодические выступления с великими артистами того времени привлекли внимание Сергея Дягилева, пропагандиста русского искусства за рубежом. По рекомендации Шаляпина хор Университета Шанявского вместе с хором находящегося неподалеку Промышленного училища был дважды приглашен лично Дягилевым для участия в театрально-концертной антрепризе, известной во всем мире как «Русские сезоны в Париже» (1913 и 1914 гг.). Кроме мировых премьер великих балетов и оперных спектаклей в рамках «Сезонов» проводились и так называемые «Вторичные концерты», а также «Музыкальные салоны» и «Ассамблеи искусств», на которых выступали различные артисты и коллективы, экспонировались работы русских художников и скульпторов. Французскую публику покорило исполнение хором Народного университета под управление Юлия Брандта русской народной песни «Со вьюном я хожу» в знаменитой «витиеватой» обработке Н. Римского-Корсакова. Газета «Либерте» на другой день после выступления отметила, что «...Шанявски-хор из России выплетал на сцене настоящие русские кружева».

После революции в течение 1919-20 годов Университет Шанявского был ликвидирован. Вместе с ним прекратил свое существование и его замечательный хор. Долгое время в здании на Миусской площади находилась Высшая партийная школа. И только сейчас этот легендарный архитектурный ансамбль (с большим трудом внесенный в Федеральный реестр выявленных объектов культурного наследия – памятников истории и культуры), используется в русле традиций: в нем размещается Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ). У его парадного входа торжественно установлен скульптурный памятник генералу-просветителю Альфонсу Леоновичу Шанявскому, который смело бросил вызов Московскому императорскому университету и на собственные средства создал свой университет, воистину народный.

Прошли годы, десятилетия, скоро минует век, как построено здание на Миуссах. Отрадно, что в исторических стенах вновь звучит большой стройный хор бескорыстных любителей совместного пения, способный возродить и приумножить былую славу Хора Народного университета имени А.Л. Шанявского - Академический большой хор РГГУ под управлением Бориса Тараканова. И творческое кредо этого коллектива полностью соответствует целям хора, созданного здесь в далеком 1912 году – концертное, просветительское, воспитательное и социальное служение своей Alma Mater Studiorum и своему народу.


Последнее обновление ( 01.07.2010 г. )